Хамид Гулям. Невестка (рассказ)

Категория: Узбекская современная проза Опубликовано: 10.10.2012

В кишлаке Шаханд волнение. У всех на устах имя Насибы. «Ничего себе невестка попалась бабке Хадиче — первая девушка в городе». «Счастливец этот Мамаджан — завладел сокровищем». «Счастье принесла в дом Насиба: овца бабки Хадичи окотилась двойней и облигация выиграла десять тысяч». «А как хороша — просто луна на четырнадцатый день». Но нашлись люди, которые позволили себе усомниться: «Бросьте хвалить эту невестку, еще и месяца нет, как приехала, а уже села на голову бабке Хадиче».— «Эй, Ахмадали, это ты, что ли, назвал ее сокровищем? Какая корысть бабке Хадиче от ее учености?» — «Счастье принесла... А что, без нее овца не окотилась бы двойней или номер облигации переменился бы?» — «Красавица... Что, Мамаджану с ее лица воду пить?»
Нет дыма без огня. Появилась в кишлаке Насиба, да такая видная и пригожая, и в обращении ласковая,— почему же не поговорить о ней.
Еще два года назад, когда Мамаджан ездил на курултай, кто-то пустил слух, что вернулся Мамаджан из города влюбленный. Об этом узнала вся молодежь кишлака Шаханд, и озорники даже сложили частушки о любви Мамаджана. А когда Мамаджан уехал в Ташкент на курсы агрономов, некоторые девушки кишлака приуныли. И не зря. Все письма от Мамаджана бабка Хадича носила соседской дочери Кумри прочитать вслух с выражением, а на сей раз, читая письмо, полученное в начале августа, Кумри смутилась, стала заикаться, читать по слогам и без всякого выражения. Короче, Мамаджан сообщал о том, что женился на Насибе, что они устроили небольшую вечеринку для друзей Насибы — медиков, а настоящую свадьбу собираются справить в Шаханде. «17 августа,— писал Мамаджан,— мы будем дома».
Бабка Хадича не из тех, кто падает духом от радости. Она знает, как скромен ее Мамаджан, как не хочет он, чтобы беспокоилась и суетилась мать. Но не тут-то было: любимый сын с долгожданной невесткой едут домой, а бабка Хадича будет сидеть сложа руки?
— Сегодня какое число?— спросила бабка у Кумри.
— Семнадцатое.
Бабка Хадича натянула простенькое батистовое платье, надела лакированные чувяки и заторопилась в колхозную контору. Девушки на хлопковом поле, мимо которого спешила бабка Хадича, переглянулись:
— Отдохните, тетушка Хадича. Что пишет Мамаджан?
Бабка Хадича помахала им рукой.
— Едет, едет с женой, выходите вечером к парому... Встречать...— прокричала она.
На ее счастье председатель, которого не так-то просто поймать, оказался в конторе.
Бабка Хадича влетела к нему пулей.
— Извините, помешала,— сказала она.— Мамаджан едет с женой, вечером выходите к парому: как-никак ведь он звеньевой, стоцентнеровик.
— Непременно,— сказал председатель, протягивая руку бабке Хадиче.— Поздравляю! На свадьбу приду. Если что надо — говорите.
— Да все есть, спасибо,— счастливо улыбнулась бабка Хадича,— но вот овца-то у меня котная, мне бы с фермы барана, да рису для плова и мешков пять муки. И еще... Я запасла невестке отрезы, так надо пригласить из района хорошую портниху, невестка-то городская.
— Идет! — весело сказал председатель.— Все сделаем. Ну-ка, Джурабай,— обратился он к шоферу,— отвези тетушку Хадичу куда ей нужно. Да вечером будь на берегу. Встретим Мамаджана.
Бабка Хадича влезла в «Победу».
Вечером на берегу Нарына был настоящий праздник весны. Машины, мотоциклы, велосипеды. Не только молодежь, но и старики вышли встречать невестку бабки Хадичи. Паром приготовлен и стоит на страже. Вот появилась шоколадная «Победа». Рядом с Джурабаем — председатель. А на заднем сиденье между сыном и невесткой сияющая бабка Хадича.
Все взгляды обращены к Насибе: в белом платье, с короной иссиня-черных кудрявых волос, Насиба держит букет цветов и улыбается. Хороша...
— Девочки, смотрите, Мамаджан чуб отрастил...
— Похудел!..
— А как же, он теперь агроном.
— Как ему идет чесучовый китель!
«Победа» въехала на паром, и на воде появились мелкие волны.
Зазвенели дутары, танбуры, флейты, запели свадебную песню. Недаром говорят, что в кишлаках на берегу Нары- на все парни — певцы и все девушки — плясуньи.
Машина съехала с парома, девушки помогли выйти невесте. И здесь она сразу покорила весь кишлак: низко поклонилась всем. Бабка Хадича даже всплакнула от восторга.
С тех пор прошел месяц, и весь месяц не смолкают разговоры о невестке бабки Хадичи.
Перед свадьбой долго совещались в доме у бабки Хадичи все члены правления (ведь у Мамаджана нет отца, он погиб в борьбе с басмачами). Решили пригласить весь кишлак. Ведь свадьба бывает раз в жизни. А когда речь зашла о водке для мужчин и вине для женщин, подоспела Насиба и попросила разрешения участвовать в совещании.
— Мамочка,— обратилась она к бабке Хадиче,— мы устроим свадьбу по-новому — и мужчины и женщины будут сидеть за одним столом. Ведь Мамаджан — передовой человек, агроном, вы — бригадир шелководов и жена погибшего красного командира, а я — лечу людей.
Обсуждение затянулось за полночь. А назавтра была свадьба, и молва о ней обошла все окрестные кишлаки.
«Рассудительная невестка попалась бабке Хадиче»,— говорили старики. «Столы-то как накрыла — загляденье»,— говорили девушки. «Водки маловато было»,— посетовал какой-то весельчак. «Но тебе-то хватило с лихвой, до сих пор не можешь проспаться»,— возразили ему.
Короче, с того самого дня парни и девушки стали мечтать именно о такой свадьбе.
Через несколько дней за завтраком Насиба обратилась к свекрови:
— Мы с Мамаджаном на выигранные деньги хотим купить мебель и приемник, а на остальные — мотоцикл. Мамаджан ведь ездит по полям, да и нас с вами подвезет.
Бабка Хадича одобрила предложение, но заикнулась о ковре, ведь он совершенно необходим для молодоженов.
— Ну зачем нам ковер, мама? — попробовал возразить Мамаджан.
— Мама права,— сказала Насиба,— ковер нужен, но его мы купим позже.
На том и порешили.
А доктор Насиба быстро подружилась не только с больными, но и со здоровыми. И даже соседская дочка Кумри, та самая Кумри, что читала когда-то бабке Хадиче письма от Мамаджана, сменила гнев на милость.
«Ну и что же, что городская»,— говорила она, словно возражая кому-то, и подробно рассказывала, как она заболела на поле и как доктор Насиба сразу же определила у нее малярию и трогательно заботилась о ней. А назавтра добилась того, чтобы с самолета протравили все поля — от комаров.
И где бы теперь ни зашел разговор о чуткости, доброте, красоте и внимании — все приводят в пример невестку бабки Хадичи.
Вот какая невестка попалась ей. Везет же людям!
1955

Перевод Н. Владимировой

Просмотров: 5310

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить