Михаил Кагарлицкий. Рубашка для императора (рассказ)

Категория: Русскоязычная проза Узбекистана Опубликовано: 26.09.2012

Михаил Кагарлицкий

РУБАШКА ДЛЯ ИМПЕРАТОРА

Доктор Фридман вернулся из поездки на Канарские острова слегка загоревшим и заметно помолодевшим.
- И что нового в нашей маленькой богадельне? - спросил он, едва переступив порог своего служебного кабинета. - Все живы-здоровы, никто никого не убил?
- Более-менее, - ответила доктор Бродски. - Во время вашего отсутствия отмечено несколько происшествий: Ганди объелся старыми газетами, Пресли огрел табуреткой ассистента Джордана, царь Давид устроил потасовку с Пеле, а электрический стул из штата Невада запустил графином в телевизор.
- Сломал?
- Нет.
- Слава богу. Но от Ганди подобного я никак не ожидал. Он, вроде бы, последние две недели все призывал к духовному возрождению и умеренности в пище. Что это на него нашло? И почему - газеты?
- Не смогли разобраться, шеф, - призналась Бродски. - Утверждает, что пресса позволяет почерпнуть ему энергию от ушедших в прошлое мыслеобразов...
- А что! Может быть. Некий конструктивизм в подобном заявлении проглядывает. Кишечник промыли?
- Разумеется. Плюс две дозы синдекрола.
- Отлично. Есть что-нибудь еще?
- Новое поступление.
- Ага. - Доктор Фридман потер ладони и раскрыл протянутую ему папку. - Симпатичный дядя. Кто его доставил? Жена, дети, родственники?
- По муниципальной линии.
Фридман нахмурился. Согласно последнему дополнению к Закону о медицинском страховании, любая частная клиника обязана была принимать "государственных" пациентов, содержание и лечение которых якобы оплачивалось из специально выделенных фондов. На самом деле, за подобных типов никто не собирался платить - их просто навязывали, пользуясь установленными правилами.
- Небось, снова какой-то бездомный запущенный шизик? - тяжело вздохнул он. - С какой улицы его сняли?
- Из центрального парка. Но он был прилично одет и, хотя ведет себя довольно неадекватно, производит благоприятное впечатление.
- Ладно. Психом больше, психом меньше, - подытожил доктор. -Завтра, во время обхода, познакомлюсь с ним поближе.

* * *

- Нет, Пеле, они забили гол после передачи с левого фланга, -утверждал Фридман. - Защита не успела перестроиться, а их кипер явно зевнул удар в правый нижний угол.
- Ошибка, док. Мяч попал в левый нижний, как раз по касательной...
- Не спорь со мной. Я хорошо помню эту игру.
Фридман потрепал больного по плечу и обернулся к старшей медсестре Долии:
- Эрназол прекратить, а виурту сократить вдвое. Мы явно идем на поправку. А тут кто у нас?
- Это новенький, шеф. Мы не знаем его имени.
- Хорошо. Но ведь он-то его знает. Сейчас и спросим.
По небольшой квадратной комнате, стены и пол которой были обиты специальным упругим покрытием, озабоченно прогуливался невысокий усатый человек. Гримаса на его лице выражала полное недоумение.
- Доброе утро, мистер! - приветствовал нового пациента Фридман. - Кстати, не подскажете ли - как вас зовут?
Мужчина обернулся и внимательно оглядел вошедших.
- Это имеет значение? - спросил он.
- В некоторой степени, - уточнил доктор. - Надо же как-то к вам обращаться, сударь. Дабы не попасть в неловкое положение...
- Вы правы. Я не знаю своего имени: оно закодировано. Но последние триста лет ко мне обращались не иначе, как "император". Император Седьмой Галактики.
- Так значит... - Доктор задумался. - А зовут вас - Наполеон! Я угадал?!!
Мужчина пожал плечами.
- Не знаю. Я уже говорил вам: имя давно закодировано. Если его узнают враги - флоту не сдобровать.
- Конечно. - Фридман легонько стукнул себя ладонью по лбу. - Аустерлиц. Бородино. Ватерлоо. Святая Елена... Помню-помню. Славно мчались конники маршала Мюрата, а как стреляли батареи генерала Груши!.. Чудные были времена.
- Не понимаю, о чем вы говорите, - довольно резко заметил пациент.
- Я - Император Седьмой Галактики. Флоту отдан приказ идти в наступление на армады Властителя Тьмы. Герцог Вирдо пришлет несколько канонерок и заберет меня отсюда.
- Никто в этом и не сомневается! - горячо и убедительно поддержал доктор. - Там, во дворе, мы уже расчистили большую площадку. Ждем! С минуты на минуту.
Он помахал пациенту и велел закрыть дверь комнаты.
- Сколько он у нас? Полтора дня? Признаков агрессии не проявляет? Ну что ж, понаблюдаем для начала. Жаль, что не Наполеон. С Наполеонами у меня всегда устанавливались особо теплые отношения.

* * *

На врачебном совете докладывала о новом пациенте доктор Бродски.
- Вот и все, что можно сказать, исходя из начального периода наблюдений, - сообщила она. - Рекомендую набор медикаментов группы#3 при обязательном подключении психотерапевта.
- У вас на уме одни лекарства, - вздохнул Фридман. - Мы должны к каждому обитателю клиники подходить сугубо индивидуально. По-человечески. Попытаться понять, разобраться в его проблемах... А вы тут же готовы накинуть на него смирительную рубашку. Или в прямом смысле этого слова, или в виде медикаментозного лечения. Так мы мало чего добьемся.
Бродски покраснела.
- Я хотела как лучше, - прошептала она. - А в третью группу входят самые слабые транквилизаторы... Они только создадут необходимый фон для...
- Императором я займусь сам, - решил Фридман. - Мне он в чем-то импонирует: не плюется, не пытается укусить, не дразнит санитаров. Есть в нем что-то стоящее... А вы туда же - таблетки, да таблетки...

* * *

Нового больного доктор навестил вечером.
- Ведь, по сути, никто и не пытается опровергнуть ваши слова, почтеннейший, - произнес он. - Вы утверждаете, что вы - Император, у вас флот, канонерки там, фрегаты, еще что-то... А вот мне почему-то кажется совсем иное. Мы сидим в маленькой закрытой со всех сторон комнате. Поди, разберись, кто из нас прав?
Больной на мгновение задумался.
- Да. Просто так ваше утверждение не отбросишь.
- Вот! - Фридман широко улыбнулся. - Чувствую, мы с вами далеко пойдем: вплоть до полного и окончательного выздоровления. Вы умеете воспринимать собеседника, а это - крайне важно!
- Вероятно. Но, все-таки, в моем подчинении Седьмая галактика, флот, почти три тысячи канонерок, триста тысяч личного состава, не считая пятой десантной армии...
- Пусть так. - Доктор кивнул. - Время от времени можете их пересчитывать. Канонерки... Мысленно, к сожалению. В сознании. Но с каждым днем, с каждой ночью их силуэты будут все слабеть и слабеть, лица солдат и командиров расплываться, а знамена превращаться в пестрые тряпки, которые усталая домохозяйка развешивает за окнами в ранние утренние часы... И однажды... Однажды вы ничего не вспомните. Все пройдет. Седьмая галактика, флот, боевые корабли, этот ваш герцог-спаситель... А почему именно герцог, почему не адмирал, вы можете объяснить?
- Герцог, он и есть - герцог, - пожал плечами больной. - Командир специальной десантной группы.
- Так герцог или командир? - засомневался Фридман. - Как-то одно с другим не вяжется: командир коммандос - это одно, а вельможа-аристократ - совсем другое. Мы - разумные люди, приятель, мы способны уловить некоторую разницу.
- Странно, - вздохнул больной, - действительно, несоответствие...

* * *

- Ну, как? Прошла неделя, и кое-что изменилось? - спросил доктор. - Вы все еще надеетесь на герцога Вирдо?
Больной молчал.
- Ага. Вы стали сомневаться... Вы начали анализировать ситуацию... Вы подходите к правильному выводу... и я готов вас поздравить. Суть вашего заблуждения довольно проста: вы видите не реальное, а желаемое. Все мы хотим видеть желаемое, но лишь единицы способны выдавать желаемое за действительное. В какой-то мере, это - талант. Но с ним очень трудно жить. Избавьтесь от нагрузки, и все станет гораздо легче. И вам спокойнее, и нам.
- Но я отчетливо помню...
- Вот именно, приятель. Помните!!! Не убеждены, не знаете, а только помните... Память, доложу я вам, очень хитрая штука, при должной игре воображения она может сконструировать такое... 60% людей в определенном возрасте начинают помнить то, чего не было. Парадокс?! Успокойтесь. Загляните в себя, в свою суть, прогоните навязчивые картинки, терзающие вашу душу, и все развеется. Все встанет на свои места.

* * *

- В вашем случае прогресс налицо, - Фридман не пытался скрыть довольной улыбки, - еще немного и я переведу вас разрезать конверты. А это - важное и ответственное дело. Года два назад к нам попал Александр Македонский. Как и в вашем случае, он быстро пошел на поправку и спустя месяц прилежно резал конверты. Вскоре мы с ним вообще попрощались, и сейчас он в парламенте, возглавляет одну из небольших фракций. А при вашей рассудительности и склонности к анализу вы, полагаю, пойдете еще дальше...
- Вы так считаете?
- Несомненно. Что за шум в коридоре?! Долия!
Перепуганная медсестра заскочила в комнату.
- Доктор! У нас во дворе приземлились тарелки. Те самые, доктор!
- Не волнуйтесь, Долия. Примите две таблетки угуздана и запишитесь ко мне на прием в ближайшую среду.
- Но доктор! Они уже здесь...
На пороге возникли суровые широкоплечие воины в багряных шлемах. Расталкивая их, в комнату протиснулся высокий мужчина в черном комбинезоне и почтительно склонился перед пациентом.
- Пощадите, Ваше Величество! Мы долго не могли найти заданную Галактику...
- Вечно вы опаздываете, герцог, - капризно произнес Император и, обернувшись к доктору, добавил: - Видите? А вы уверяли, что все это - плод моих иллюзий. И, признаться, я вам почти поверил...
- Ну что вы, почтеннейший, - прошептал Фридман, сползая со стула на пол и больно пощипывая себя за широкие мохнатые усы, - кому можно верить в этом дурдоме?!!

Просмотров: 3205

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить