Омар-шаир (1879-1922)

Категория: Каракалпакская поэзия Опубликовано: 30.11.2012

Омар Сугиримбет улы (Омар-шаир) родился в местности Айрша. Вся жизнь поэта прошла в безысходной нужде. Он работал по найму у каракалпакских и казахских баев, много странствовал в поисках работы. Изображая изнурительный труд батраков, Омар-шаир бичует скупость и алчность богачей, произвол и жестокость хозяев (стихи "Какая польза", "Я возвращаюсь"). Известны его сатирические произведения. Во многих своих стихах Омар выступал против унизительного и бесправного положения женщины.


Я ВОЗВРАЩАЮСЬ
(Отрывок)

Бежать в родной аул хочу,
Я на заре в нем быть хочу,
Я, как на крыльях, полечу —
Домой, домой я возвращаюсь!
Прощайте, нищие края,—
Там родина лежит моя!
Гам ждет любимая семья —
К ней наконец-то возвращаюсь.
В семье подарков будут ждать,
Но нечего в подарок дать...
Чем похвалиться? Что сказать?
Гол, как сокол, я возвращаюсь.
Прощайте все, кого любил,
Хочу, чтоб светлым путь ваш был,
Чтоб недруг вас не погубил,
Один домой я возвращаюсь.
Душа, как птица взаперти,
Рвалась свободу обрести,
Но к счастью не нашла пути,—
Измученным я возвращаюсь.
Пять лет бродил в чужой стране,
За труд наград не дали мне,
И ни копейки нет в мошне
Таким же нищим возвращаюсь
Я горя много повидал,
Советы немощным давал,
Всегда несчастным помогал,
А сам несчастным возвращаюсь.

Перевод В. Стрельченко


ВОЗДАМ

Всем скорпионам, жалящим людей,
Я мщенье своевременно воздам!
Соперники всех ядовитых змей,
Убежища я не оставлю вам!

А также тем, кто землю или скот
Возьмет у бедных и во мрак невзгод
Себе подобного, смеясь, пошлет,
За горе и мученья я воздам.

Внемлите вы, кем разорен бедняк!
Пусть только он покажет мне синяк
От вашей палки иль укус собак,—
За все без промедленья я воздам.

Тем, кто труды других сосет легко,
Как будто пьет не кровь, а молоко,
Тем, кто вознесся слишком высоко,
За грех и преступленья я воздам!

Всем алчущим скота и серебра,
Вам, в чьей богатой юрте нет добра
Без воровского тайного тавра,—
За ложь и ухищренья я воздам.

Когда злодей, как ураган, с пути
Желает жизни встречные смести,
Пусть он потом не шепчет мне:
"Прости!" Ему без сожаленья я воздам!

Перевод В. Стрельченко


БИБИДЖАН


Червонным золотом горит над юным сердцем амулет,
Джигита взор она манит, таких красавиц в мире нет!
Что розы сладостной расцвет? Что солнца радостного свет?
Все затмевает Бибиджан в неполных восемнадцать лет!

Ее чудесной красоты в простых словах не передать,—
С небесной синей высоты сошла на землю благодать.
Не счесть всех молодцов-парней, что тайно думают о ней
И за улыбку Бибиджан готовы жизнь свою отдать.

О красоте ее молва дошла до отдаленных стран,
Не могут описать слова волшебный взор ее и стан,
Она умна, она добра, она — как нить из серебра,—
Среди ровесниц ни одна не стоит юной Бибиджан.

Черны, как ночь, ее глаза и дивной нежности полны.
Речь словно пенье соловья при свете трепетной луны,
А голос у нее таков и таково звучанье слов,
Что может мертвых оживить — тех, что давно погребены.

Алмазный блеск в ее глазах, ее слова для сердца — мед,
Улыбка на ее устах в восторг любого приведет,
И не напрасно все подряд о ней джигиты говорят:
"Дороже золота тропа, где наша Бибиджан шагнет!"

Прекрасным сердцем и умом красавица одарена,
И зажигать любви огнем умеет всех вокруг она,
Она с джигитами строга, но блещут зубки-жемчуга,
Когда улыбкой рот сверкнет и рассмеется вдруг она.

Звучит молва о Бибиджан, что день — то громче и слышней,
И едут к ней из дальних стран десятки удалых парней.
Все те, кому пора пришла женитьбы жаждой запылать,
Все в жены взять ее хотят, все жадно гонятся за ней.

Везде известна Бибиджан как совершенство красоты,
Волшебный взор ее и стан рождают страстные мечты.
За то, чтоб ею обладать, джигиты рады все отдать —
И золото, и серебро, и лучшего скота гурты.

Отец со свадьбой не спешил, поскольку сам он был богат,
И дочь свою он сторожил, как сторожат бесценный клад.
Но вот, в один несчастный год, погиб в степи его весь скот,
И сразу стал он бедняком, в тоске потупил в землю взгляд.

А рядом жил счастливец-бай. Он сына был женить не прочь.
Имел добра он через край, имел притом невесту-дочь.
Речь о взаимном сватовстве, о крепком будущем родстве
В семье соседа-богача, в роскошной юрте, шла всю ночь.

С усмешкой байский сын сказал: "Да, Бибиджан мне по нутру,
С другими молодость терял, а эту в жены я беру!
Брат у нее теперь бедняк. Скажу ему, мол, так и так...
Взамен калыма я могу тебе отдать мою сестру!"

Пришел он к брату Бибиджан, сказал: "Ударим по рукам!
Для друга ничего не жаль. Свою сестру тебе отдам!
Бери себе мою сестру, взамен твою себе беру,
Тебе калыма не дадим, и ты не дашь калыма нам!"

И вот уж в самом деле бьют друг друга по рукам они,
Сестер друг другу отдают, как принято и в наши дни.
Прославленная Бибиджан должна уйти в соседний клан
Под песни звонкие подруг и причитания родни.

Хоть брат, ударив по рукам, все окончательно решил
И, свадьбы день назначив сам, судьбу сестры определил,
Но, услыхав про те дела, чуть Бибиджан не умерла.
И к брату вся в слезах пришла она, собрав остатки сил.

Пришла с заплаканным лицом, вся пожелтев от горьких слез,
С осенним схожая листом, летящим с кленов иль берез.
Сдержав рыдания в груди, решившись к брату подойти,
Дрожащим, тонким голоском печально задала вопрос:

"Затем ли ты растил меня, сестру послушную свою,
Затем ли ты хранил меня, как розу бог хранит в раю,
Затем ли ты берег меня, чтоб на богачку обменять?
Ужель по сердцу жениха я не найду в родном краю?

За нелюбимого отдав, ты хочешь мне испортить жизнь?
Прошу я, на колени встав: брат, за богатством не гонись!
Пусть я перед тобой в долгу, но подчиниться не могу,—
Я к баю в юрту не пойду, хоть обижайся, хоть сердись!

Взаимным этим сватовством поправить хочешь ты дела?
Ты хочешь, чтобы в байский дом сестра невольницей вошла?
О брат, опорой для себя всегда считала я тебя,—
Ты хочешь, чтобы не любя я в жертву отдана была?

Зачем бросаешь ты меня, мой брат, на произвол судьбы?
Ты хочешь, чтобы, жизнь кляня, узнала я судьбу рабы?
Подумал ли, чем стану я? В расцвете лет увяну я!..
Хоть обижайся, хоть сердись, но я не сдамся без борьбы!

Пусть нас мулла соединит, молитву к небу вознесет,
Пускай аллах меня казнит, я все ж нарушу ваш расчет!
Скорее мертвой упаду, чем в юрту байскую войду!
Клянусь, мерзавец Утемис меня женой не назовет!

Ни слова больше не скажу, хоть злейшей бранью оскорби,
Дай волю плетке иль ножу, иль голову мне отруби!
За Утемиса не пойду, скорее мертвой упаду!
Убить меня ты можешь, брат, да только после не скорби!.."

Той речью брат рассержен был и удивлен, и возмущен,
Но, усмирив обиды пыл, сестре сказал сурово он:
"С тобою в спор я не вступлю. Все будет так, как я велю!
Как смела ты мне возражать? Забыла прадедов закон?

С любовью или без любви должна войти ты в байский дом!
Как Утемиса не зови—мерзавцем или подлецом,—
Подымется высоко он, наследством будет наделен,
Ведь, как зеница ока, он храним с пелен своим отцом!"

Так речь была тверда, хитра, так спрятал он под веки взгляд,
Что, покорясь ему, сестра надела свадебный наряд.
Брат ради каверзной игры на карту бросил жизнь сестры,
И погубил свою сестру и жизнь ей искалечил брат...

Она была красой земли, но горестный удел ей дан,—
Ах, счастья ей не принесли волшебный взор и стройный стан!..
Пришлось перо мне в руки взять и вдохновение призвать,
Чтоб людям в песне рассказать о тяжкой доле Бибиджан!

Перевод П. Железнова


Просмотров: 2412

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить