Амет Шамуратов (1912-1953)

Категория: Каракалпакская поэзия Опубликовано: 30.11.2012

Амет Шамуратов прожил короткую, но плодотворную жизнь. Перу писателя принадлежат четыре сборника стихов, поэмы "Айшолпан-Палман" и "Бахытлы заман". Заметным вкладом в развитие каракалпакской детской литературы явились повести А. Шамуратова "В старой школе" и "Мои встречи с тиграми".
В соавторстве с драматургом Ж. Аймурзаевым им была создана пьеса "Дочь Арала", он начал работу над пьесой "Кырк кыз" по мотивам известного каракалпакского народного эпоса "Сорок девушек". После его смерти эту пьесу завершил писатель И. Юсупов.
В 1954 году в издательстве "Каракалпакия" были изданы "Избранные произведения" Амета Шамуратова. В 1956 г. вышел сборник его стихов "Люблю" в переводе на узбекский язык.
А. Шамуратовым переведен ряд произведений Пушкина, Некрасова и других русских поэтов. За заслуги в развитии каракалпакского искусства и литературы Амет Шамуратов был награжден орденом "Знак почета", ему было присвоено звание заслуженного деятеля искусств Каракалпакской АССР.


СЛОВО СТАРИКА

Разве в пору юности был я человеком?
День и ночь трудился я на богатеев.
Снились мне в пустынях голубые реки,
Наяву — голодный я стонал от жажды.
Отличить не мог я черного от белого,
Жизнь меня носила, словно буря лодку.
Пастухи ночами пели песни смелые,
И тогда о счастье стал я грезить робко.
Но однажды грянула радость неожиданно,
В первый раз, как птицы, бедняки, воспрянули
На степном просторе праздник был невиданный,
В ясном небе вспыхнуло знамя Революции.
С той поры зарею светит наша доля
И нужда умчалась, словно злая туча.
Над моим аулом, над родимым полем
Реет вечным утром—Ленинское знамя.
Русский брат в подмогу протянул нам руку,
С той поры сбываются все мои надежды.
Полюбил под старость книги и науку,
И мою работу люди прославляют.
Над Нукусом светлым — воздух свежий, чистый,
С новым хлопком едут быстрые машины...
К счастью указали путь нам коммунисты —
Это счастье вечно будет вместе с нами.

Перевод Л. Равича


БЕЛОЕ ЗОЛОТО

В полях колхозных без конца и края,
Гуляет ветер, листьями играя,
И хлопок юный что-то шепчет нежно,
Тебя, моя любимая, встречая.
Глядит на солнце в этот ранний час он,
Пушистым ожерельем опоясан,
А белый пух в коробочках раскрытых,
Как вата, чист, как золото, прекрасен.
И за него тебя мы уважаем,
Искусным хлопководом называем.
Герой труда, ты на полях колхозных
Нас радуешь обильным урожаем.
Твое богатство не окинуть взором,
Ты все покрыла праздничным убором.
С тобою рядом узкою тропинкой,
Легко шагать по утренним просторам.
Взгляни, рассвет встречая соловьиный,
Твои друзья уже идут равниной.
Прими, отчизна, урожай богатый,—
Гудя, выходят на поля машины!

Перевод И. Ринка


КАПРИЗНАЯ РЕКА

Мы помним капризы разбойной реки,
Ее проклинали отцы-старики.
Зимою ей путь преграждали заторы,—
Аму затопляла степные просторы.
Весна наступала, и гибли труды:
Сгорали посевы в песках без воды.
Когда созревал на полях урожай,
Аму бушевала, лилась через край
И в буйстве жестоком, сильна и горда,
Смывала селения и города.
Уж хлопок белеет — снимать его скоро,
И вдруг разливались безбрежно озера,
И гибли посевы, деревья и скот,
Без пищи и крова скитался народ.
Подобно змее, изогнувшись дугой,
Аму уходила дорогой другой,
А прежнее русло пески заносили,
И люди без крова в пустыне бродили,
Тянулись на запад, не зная куда,
И шла по пятам их лихая беда...
Сто лет изнуренный народ кочевал,
Тяжелую долю свою проклинал.
Батрачили люди у жадного бая,
Под солнцем палящим свой пот проливая,
И снова тащились степными песками
С надорваной силой, пустыми руками,
И нас называли "бездомное племя".
Да будь оно проклято, старое время!

* * *

Сегодня припомнишь прошедшие дни,—
Тяжелым кошмаром предстанут они.
За землю и воду сражались тираны,
А ндм доставались лишь беды и раны,
И тщетно о счастье мечтали народы,—
То были воистину черные годы.
Когда проходила Хорезмом война —
В развалинах мрачных лежала страна,
И люди бежали от дикой орды,
Покинув жилища, оставив сады.
В палящей пустыне они погибали,
И воду в арыках пески засыпали.
Лишь изредка через сухие барханы
Тянулись в далекий Хорезм караваны.

* * *

Дарья бушевала кипучею страстью,
Народу неся за несчастьем несчастье:
Губила посевы, аулы смывала,
Могучее русло капризно меняла,
И люди томились под бременем страха,
Надеясь на добрую волю аллаха.
За годами шли, словно нищие, годы,
Напрасно аллаха молили народы.

*    * *

Бурлила Аму ненасытной волной:
"Никто не сравнится по силе со мной!"
Но ей мы сказали: "Ты буйство умерь!
Не те времена — покоришься теперь!
Пусть волны твои и кипят, и бурлят,—
Советские люди тебя победят!
Сильны мы, едины, в дерзанье упрямы,
Прорыли каналы, сроднив океаны,
И скоро, смирив твои буйные воды,
Отсюда на Каспий пойдут пароходы!"

Перевод И. Богданова


ЛЮЦЕРНА

В полях колхозных сердце оживает,
И сколько мыслей ветер навевает!
Там, где Бесжап струится и сверкает,
Я о люцерне у людей спросил.
Давно со мной был председатель дружен,
Он перебрал немало слов-жемчужин:
«Земле, — сказал он, — друг хороший нужен,
Чтоб от земли же набираться сил.
Ее цветов атласные узоры
В зной августовский услаждают взоры,
Степные ими вытканы просторы,
Как звездами — ночные небеса.
Колхоз трудился, рук не покладая,
Чтоб сортовые семена Чимбая
Послать в столицу из родного края, —
И говорили люди: «Чудеса!»
Гляди же, друг мой: вот люцерна наша,
С ней радостнее жизнь, полнее чаша,
Земля и плодороднее и краше,
Богатство наше — эти семена.
Хирманы рисом доверху набиты,
И в будущее все пути открыты,
И сеют хлопок девушки-джигиты,
Когда приходит на поля весна!»
Сказал я: «Как прекрасны эти травы!
Прибавь же, друг, люцерне новой славы!»

Перевод А. Неймана.


ИЗ АЛЬБОМА

* * *

Тот человек красив, чей славен труд,
Чей ум и сердце крепнут год от года.
В труде и радость и мечта живут,
И он нетленен в памяти народа.

* * *

Что ярче, чем цветок благоуханный,
Ценней, чем жемчуг, поднятый со дна?..
Ты ищешь путь к земле обетованной?
Ее зовут — Советская страна.

*    * *

«Что сон — что смерть!» — вот истина пустая.
Ты спишь, уйдя от всех забот и бед,
А в этот час, как птиц весенних стая,
Уже твой новый близится рассвет.

*    * *

Я скорости экспресса поразился —
Так иноходцы знаний вдаль летят.
Тот жизнью насладился, кто трудился:
Он шел по жизни, как сквозь майский сад.

*    * *

Живу несуетливо, не спеша,
Таскаю летом зимнюю одежду...
Но гонится за знаньями душа,
Чтоб истребить в себе самом невежду.

*    * *

Кто учен, тот море жизни покорит,
Тот в саду гранат отыщет самый спелый.
Изберет дорогу радости джигит,
Цель из виду не упустит беркут смелый.

Перевод А. Неймана.


РОДНОЙ ЯЗЫК

Друзья, нас всех объединил язык!
Он выражает мысль и чувство наше,
Как песня, звучен, как земля, велик, —
Что может быть родней его и краше?

Он сладок, словно самый чистый мед,
Он, словно соловей, сердца тревожит,
И все, что в нас невидимо растет,
Лишь он один цветами сделать может.

Кто мудр и честен, зорок и правдив,
Тот рассыпает жемчуг слов при встрече.
Все: одаренность, воля, страсть, порыв —
Переплелось в искусстве нашей речи.

Есть поговорка старая у нас:
«Ум в молодости золота дороже».
И впрямь, друзья: на жемчуг, на алмаз,
На золото слова людей похожи.

Перевод А. Неймана.

Просмотров: 3713

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить