Ойгуль Батирова. Не пара (рассказ)

Категория: Русскоязычная проза Узбекистана Опубликовано: 02.05.2018

Они сидели напротив друг друга за маленьким столиком в кафешке, куда оба часто заходили поодиночке, но только сегодня впервые встретились за одним столом.
Он, когда-то веселый, озорной паренек, сегодня уже взрослый серьезный мужчина. Она, веселая, уверенная в себе девчонка, – уже спокойная, уравновешенная девушка.
Разговор не клеился, и даже не начинался. Подошел официант, он сделал заказ. Попросил принести что-нибудь выпить. Нет, конечно, не спиртного. Сок? Да, она будет сок. Нет, она сыта, только сок. Ну, если он хочет, то может без стеснения пообедать. Да, он будет обедать, и она тоже. Это не вопрос. Официант записал заказ и отошел. Вот теперь нужно что-то сказать. Но… слова куда-то исчезли. Он посмотрел в окно: мелькали одна за другой машины. Кто-то сигналил, кто-то остановился у светофора. Красный. Желтый. Зеленый. Первый ряд машин тронулся, за ними другие. Опять сигнал. А вот учебная машина, за рулем девушка, видимо, не может… нет, вот, кажется, поехала. Машина, дергаясь, выехала вперед. И все, кто сигналил минуту назад, смог продолжить свой путь. Все это он наблюдал в окно, но все его существо ощущало лишь одно – она сидит напротив него. То посмотрит на него, то взглянет на дорогу, где происходит это вечное безостановочное движение. Он не знает, о чем она думает. Наверное, о том же, что и он. А о чем думает он?
– О чем же это ты так долго раздумываешь? – вдруг спрашивает она.
Он повернулся в ее сторону, посмотрел на нее ясными глазами, немножко грустными или печальными, или усталыми – она не поняла. Снова отвернулся к окну. Подошел официант, поставил перед ними приборы, открыл сок.
– Спасибо, я сам налью, – остановил он официанта. Тот отошел. Взяв салфетку, он протер ее стакан, потом свой, налил и протянул ей стакан, рука его повисла в воздухе ожидая, когда она возьмет.
– Спасибо.
– Пожалуйста. Хорошая погода, правда?
– Правда. И машин много. Сколько ты их сосчитал?
– Сбился со счета.
– Начни заново.
– Не могу.
– Почему не можешь?
– Не могу сосредоточиться. Ты мне мешаешь, – сказал он мягко, но серьезно.
Она посмотрела на него в недоумении:
– Мешаю?
– Да.
– Я могу уйти.
– Куда? Тебя разве кто-то ждет? – это было сказано специально, чтобы обидеть ее. Он хотел ей сделать так же больно, как было больно ему. И не понимал, что ей и без того очень плохо. А может, и понимал, только слова уже вылетели, их не вернуть.
«Ну, что же, пусть язвит, – подумала она. – Только не молчит. Все, что угодно, только не молчание».
– Я хочу пирожное! – сказала она.
Он приподнял левую бровь:
– Пирожное? Это ведь сладкое, а сладкое едят на десерт.
– А я буду сейчас!
– Я люблю твое «Сейчас!», – неожиданно для обоих сказал он.
– Я знаю.
– Откуда?
– Девушки это чувствуют.
– А мужчины тоже чувствуют, или это дано только девушкам?
– Не знаю насчет мужчин. Ты мужчина, ты и должен знать! Я говорю о девушках!
– Ты же все знаешь! Вот и скажи!
– Что тебе сказать, любишь ты меня или нет? Я не знаю, я слишком поглощен собой, своими чувствами, чтобы размышлять о твоих! – сказал он и подался вперед.
Она откинулась назад, облокотилась на спинку стула.
– А ты совсем не изменилась, да! – он впился взглядом в ее лицо, пытаясь понять, изменилась она или нет.
Опустив ресницы, она протянула руку к стакану, поднесла его к губам, взглянула и отпила несколько глотков. Все это время он не дыша смотрел на нее, сам того не осознавая. Поставив стакан на стол, она сказала чуть громче:
– Я? О, нет! Я очень изменилась!
Он вздохнул и тоже облокотился на стул.
– И что же произошло в твоей жизни, что тебя так изменило?
Она молча отвернулась к окну и задумалась о своем. О своем, о том, что ее так изменило.
– Расскажи, – услышала она его голос, – расскажи мне, я хочу знать.
– О, нечего рассказывать, поверь мне. Это история длинная, но рассказ из нее получится никудышний!
– Все же расскажи, – настаивал он.
Она долго молча смотрела в окно: то ли считала машины, то ли запоминала номера, как она делала это раньше. Он тоже молчал, боясь нарушить ход ее мыслей. Опять подошел официант, принес заказ. Кажется, она и не заметила.
– В моем рассказе нет ничего необычного и интересного для тебя, – наконец сказала она.
– В твоем рассказе самое необычное и интересное – это Ты! – перебил он ее. Я хочу тебя послушать. Просто послушать твой голос! Я любил тебя слушать. Мне часто этого не хватало. Какой там часто! Всегда! Ты просто расскажи мне о себе, а я внимательно послушаю. Не отказывай мне хотя бы в этом!
Она повернулась к нему:
– Последний раз, когда я тебе отказала, я горько-горько об этом сожалела! – сказала она улыбаясь.
Он затаил дыхание. Услышать это от нее? Видит Бог, как ему хотелось этого! Но услышав, посмотрев ей в лицо, в глаза, он испытал чувство невыносимой боли. Она кротко улыбнулась, опустила ресницы. Он не выдержал, пересел к ней. Взял ее руки в свои. Она попыталась освободиться, но его рука оказалась сильнее.
– Нет! – только и сказал он.
В этом кафе для них не было никого. А если и были, то им это было безразлично. Единственное, что имело смысл – это они, два человека, сидевшие рядом и с болью, отчаяньем и тоской смотревшие друг на друга. Руки сплетены.
– Когда-то я готов был отдать все на свете, чтобы услышать от тебя эти слова. Но вот я их услышал и понимаю, что отдал бы все на свете, чтобы ты этого не говорила! – прошептал он хриплым голосом.
Непонятно, почему у нее на глазах выступили слезы. То ли от счастья, то ли от обиды, то ли от раскаяния или сожаления. Она хотела смахнуть их, но руки были в его руках, ей не хотелось освобождать их, и она отвернулась.
– Ну, что ты расскажешь мне? – тихо спросил он.
– Да, я должна рассказать! Мне станет легче! Только обещай мне, что ты выскажешь вслух свое мнение обо всем этом, ладно?
– Обещаю!
– Это все началось зимой, – начала она свой рассказ, – сразу после того, как мы… – она замолчала, выбирая подходящие слова.
– Как ты меня отшила?
– Нет, когда я думала, что… – снова пауза.
– Ты всегда излишне много думала, и вот эти твои думы…
– Так ты дашь мне рассказать? Или мы будем обсуждать наше прошлое?
– Нет, извини, просто, когда я вспоминаю все, я так нервничаю, что не могу сдержаться! Продолжай!
– Да мне уже не хочется продолжать...
– Ну, хватит, продолжай!
– Ты опять будешь меня перебивать? – сердито спросила она.
– Нет, ты нисколько не изменилась! Такая же упрямая, как ослица!
– Что?! Как ослица?! Ты меня еще и оскорбляешь?! – возмутилась она.
– Я не говорил, что ты ослица! Я сказал, что как ослица упрямая! Не надо цепляться за слова! Не хочешь – не говори! Ешь, все остыло! – он пересел на свое место и, вооружившись вилкой и ножом, начал внимательно изучать содержимое своей тарелки. – Все, ешь, забудь обо всем! Ешь!
Она молча взяла вилку и начала есть.
– Мм, как вкусно! Хорошо, что и мне принесли, а то я бы завидовала, как ты ешь, а у тебя бы потом живот болел! Но с другой стороны, было бы классно, если б у тебя разболелся живот!
Он сделал вид, будто поперхнулся, и начал кашлять. Потом вдруг отодвинув стул, скрючился и начал причитать:
– Ой, вот ужас! Твои слова действуют!
Она даже не улыбнулась, хотя все это выглядело смешно.
– Жаль, что ты притворяешься! – сказала она.
– Ах, ты, жестокая! – он принял прежнюю позу и продолжил орудовать вилкой.
– Жизнь такая! – просто ответила она.
– А еще не хотела есть! Говорила, что сыта, что будешь только сок! – он попытался передать ее интонации.
– Ты же заказал, вот мне и пришлось согласиться!
– Если бы ты всегда была так послушна, все бы было по-другому! – сказал он, отпивая сок.
– А что было бы? Вот мы с тобой и ругались бы из-за всякой мелочи!
– Нет! Если бы ты меня слушала, я бы тебя на руках носил!
– Ты? Да ты на базаре-то с тележкой ходишь и двух килограммов не поднимешь, что уж обо мне говорить! – рассмеялась она. – Все, хватит, я не собираюсь с тобой ругаться! Лучше ешь, а то и аппетит пропадет!
– Уже пропал! – вставил он нахмурившись.
– О-о! А у меня наоборот! Только разыгрался! Кажется, я закажу еще какое-нибудь блюдо! Ты не против?..
– Я с удовольствием закажу тебе еще и еще! – глазами он начал искать официанта. Когда тот подошел, сделал заказ. – Если хочешь что-нибудь еще, скажи! – в его глазах прыгали веселые чертики.
– Если захочу, скажу, пока этого достаточно! Спасибо!
– Вот ты змея! – он рассмеялся. – И все же мне с тобой так хорошо! Я, наверное, сам какой-то не такой! Мазохист! Люблю, когда меня мучают!
– Разве я тебя мучаю?.. Ммм, какая прелесть! Вкуснятина! У тебя тоже так вкусно?
– Вкуснее! Так, рассказывай о себе!
– Да, все у меня отлично! Работаю, живу в свое удовольствие. Учу еще два языка.
– Как интересно! Какие же?
– Испанский и французский.
– Да ты что! Сначала нужно родной выучить! А потом иностранные языки учить! – сказал он важным видом.
– Да, что ты говоришь! Я на своем родном говорю лучше, чем ты!
– Язва!
– Ты мне все равно не испортишь аппетит! Вкуснятина!
Они продолжали словесную перепалку, выливая в своих шутках накопленную обиду и горечь. Ему было неприятно, что она не хотела говорить о себе. А ей было обидно, что он недостаточно корректный слушатель. Она хотела поделиться с ним, он хотел ее слушать, но все вылилось в глупую словесную дуэль.
– Э, мне совсем не хочется ругаться с тобой сразу, с первой минуты! Давай хотя бы попозже что ли! Выкладывай все о себе!
– Почему ты решил, что у меня есть что сказать?
– В новостях слышал! Устраивает?
– Вполне! Слушай, я так устала. Давай не будем язвить! Ладно! С чего вообще это началось? – спросила она усталым голосом.
– Ты просто вспомнила, как ты меня отшила!
– Нет, это ты меня сравнил с ослом!
– Нет, с ослицей! Почему ты все неправильно понимаешь?!.
– Ну, ладно! Все, теперь ты мне точно испортил аппетит! Все, я хотела нормально поговорить, а вместо этого… Дура я! И зачем я согласилась встретиться с тобой! – разозлилась она. Взяла салфетку и начала старательно вытирать руки и губы.
– Ты забыла, что заказала еще одно блюдо! – напомнил он, не зная, как разрядить обстановку.
– Ешь его сам! Ты так старался испортить мне аппетит – вот и добился! И вообще, не надо жалеть, что у нас ничего не вышло! – сказала она, вставая из-за стола.
– А кто тебе сказал, что я жалею?!. – не выдержал он. – Хорошо, что ты меня тогда отшила! А то бы я повесился! Ты молодец! Я тебя должен до конца жизни благодарить! Спасибо!
– Ну и, пожалуйста! – бросила она, направляясь к двери.
И тут он понял, что она уходит. Она шла быстрой походкой, гордо подняв голову, а он не мог ничего предпринять! Гордость мешала ему помчаться за ней, остановить, просить прощения.
Она поспешно сбежала по ступенькам. Теперь, когда он был достаточно далеко, она дала волю слезам. Дура! Ну, как она могла согласиться на встречу с ним! Почему все так вышло?!. Почему она не встала раньше, когда он только начал разговор о прошлом! Сама виновата! Надо же, думала, может у них что-нибудь получится, ведь если бы не ее нерешительность тогда… Хотя она правильно сделала! Что бы у них получилось?!. Все равно бы ничего не вышло! Все, она никогда больше не встретится с ним!

Говорят, что все в природе имеет пару. Глаза, брови, руки, ноги и т. д. А любовь так прекрасна, где ей пара? А вера – это еще прекраснее, где пара веры? Надежды? Как наши руки умеют делать добро и зло, как наши глаза умеют видеть и свет, и мрак, так и Любовь! Рядом с ней ходят сомнения, отчаяние, тоска, одиночество. Что такое Вера? Вера – это обман, иллюзия, с которой человек заставляет себя жить! Надежда? Это звезда, на которую мы смотрим, восторгаемся и ждем, что вот-вот она упадет в наши руки! Но разве звезды падают в руки сами по себе? Значит, это тоже обман. А что такое обман? Обман – это Мечта! Которая, как и надежда живет в нашей душе. Светит, греет, придает цвет, яркость нашей жизни. Потому-то и выходит, что все люди подвержены обману, не могут устоять перед ним, перед мечтой, а следовательно глупы, но каждый считает себя умнее других!
Хотя, что может быть прекраснее глупца, не осознающего своего умственного убожества. Ждать любви, жить в мире фантазий, расцвеченной красками мечты, жить, пользуясь лишь одним глазом, который видит только свет, одной рукой, которая делает только добро, и думать, что жизнь прекрасна, какой бы мерзкой она ни была на самом деле. Вера, Надежда, Любовь наполняют нашу жизнь, кажется, что ждут нас впереди, и не позволяют осознать, что все это лишь прекрасный обман!

«Звезда Востока», № 3, 2015

Ойгуль Батирова

Родилась в 1985 г. Окончила переводческий факультет УзГУМЯ. Занимается литературной деятельностью и переводами. Живет в Ташкенте.

Просмотров: 112

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить